Лопухина Е.В.

Психодрама и современная психотерапия. - Киев - 2004. - №1-2. - с.9 - 12.

 Психодраматическая техника "Архетипический оракул"

 в работе с психологической травмой предательства

 1. Концептуальные основания техники "Архетипический оракул"

Расширение арсенала методических средств и техник работы с психологической травмой необходимо любому постоянно практикующему терапевту. Работа со сложным и глубоким травматическим материалом клиента на определенном этапе неизбежно требует привлечения дополнительных источников внутренних ресурсов. Техника "Архетипический оракул" предлагается в качестве одного из инструментов подключения клиентов к ресурсам коллективного бессознательного. Данная техника предназначена, прежде всего, для работы в терапевтической группе, но может применяться также и в рамках индивидуального приема.

В основе разработанной нами структурированной психодраматической техники "Архетипический оракул" лежат ряд идей, которые мы почерпнули из работ выдающегося культуролога, мифолога и психолога Джин Хьюстон и юнгианских аналитиков Роберта Мора и Дугласа Жиллетта.

В книге "В поисках возлюбленного. Путешествия в мифологию и сакральную психологию" Дж. Хьюстон пишет об особенностях терапевтической работы с "сакральной раной". Сакральной раной она называет такой травматический опыт в жизни человека, который является значимой вехой процесса его индивидуации, серьезным испытанием на пути его духовного развития. Подобная рана приносит мучительные переживания, когда боль кажется огромной и страдания превосходят границы, которые, как мы думали, мы можем пережить. Сакральная рана для своей продуктивной переработки и исцеления, по мнению Дж. Хьюстон, требует постановки пережитого опыта в надындивидуальный архетипический контекст, контекст коллективного бессознательного, "прочитывания" архетипического "Большого Сюжета" в событиях своей личной истории.

Дж. Хьюстон считает, что через раскрытие Большого сюжета, спрятанного и невидимого для обычного сознания, происходит трансформация страдания. "Не будучи связанными с мифом или с большим сюжетом, мы стараемся "понять" нашу боль или найти ей облегчение как можно скорее и как можно проще. Мы начинаем стыдить или мстить тому злу, которое было по отношению к нам. Но при этом мы отворачиваемся от собственной души".

Воспринятый через призму Большого Сюжета, травматический опыт конкретного человека, обретает для него иной, высокий личностный смысл. Этот вновь обретенный смысл не только помогает справиться с психологическими последствиями травмы, но и найти в пережитом драматическом опыте источник личностного и духовного развития.

Джин Хьюстон в качестве одного из технических приемов такой работы с сакральной раной предлагает клиенту сначала рассказать историю о травматическом событии своей жизни, и о том, что ему предшествовало, то есть рассказать, что с ним действительно произошло, а затем пересказать эту историю в третьем лице в форме мифа или сказки. Причем сам клиент как главный герой рассказа может в этом мифе принимать облик любого персонажа, который покажется подходящим его автору: смертного, животного, растения и.т.д. Автору рассказа предлагается разрешить глубинному сюжету, мифу пройти за фазу раны к своему естественному окончанию, таким образом, добавив завершение своей истории, придуманное в соответствии с законами мифа. Существенно, чтобы этот новый рассказ о драматических событиях своей жизни приобрел символические измерения и стал более универсален по характеру, чем сама исходная жизненная история. Каждая фигура и каждая ситуация в таком рассказе архетипична.

Эту изложенную протагонистом в виде мифа историю о травматическом событии, должен выслушать партнер, причем из особой роли "Высшего Свидетеля". Слушающий партнер (член терапевтической группы при работе в парах, или терапевт в рамках индивидуальной сессии) - не утешитель и не терапевт. В роли "Высшего Свидетеля" он торжественно, спокойно, терпеливо и сочувственно внимает и может задать несколько вопросов на осознавание своего опыта.

В процессе придумывания и рассказывания, автор истории поднимает пафос своего страдания до уровня мифа и может пересмотреть свою личную потерю или трагедию как эволюционное и трансформационное событие. Это означает, пишет Дж. Хьюстон, что он поднимет свой сюжет "с уровня "это я" до уровня "это мы", разрешая уровню "я есть" вести этот процесс". Продвинувшись глубже в область "это мы", человек способен увидеть существующие на мифическом уровне образцы понимания и обнаружить новые пути понимания смысла событий своей жизни. Он получает возможность понять, "что или кто пытается родиться в нем с помощью полученной им раны и пережить силу возрождения и трансформации, присущую Большому сюжету в его жизни".

В течение ряда лет в рамках психодраматическго метода мы делали попытки реализации подхода Дж. Хьюстон к трансформации страдания путем постановки пережитого травматического опыта "сакральной раны" в надындивидуальный архетипический контекст.

Полученный опыт дает нам основания утверждать, что сочетание психодраматическиой технологии и идей Дж. Хьюстон о необходимости раскрытия в личном опыте "Большого Сюжета" и его архетипического содержания дает продуктивные терапевтические результаты.

Такое сочетание может быть практически реализовано в различных направлениях и разнообразными конкретными способами. Техника "Архетипический оракул", представляемая в данной статье, представляет собой только один из конкретных способов использования психодраматического взаимодействия с ресурсными архетипическими фигурами, которое представляется нам весьма перспективным среди возможных направлений подключения "Большого Сюжета" к процессу переработки глубокого травматического опыта.

В качестве "Архетипического оракула" были выбрана группа четырех основных архетипов, представленных в известной книге Роберта Мора и Дугласа Жиллетта "Король, Воин, Маг и Влюбленный". Эти четыре архетипа были описаны в данной книге как целостная система аспектов, составляющих мужской психологии. Но как отмечают сами авторы, те же архетипы могут быть отнесены и к женской психологии, то есть они имеют универсальный характер. Существует даже отдельная психотерапевтическая школа ("Работа с тенью"), в рамках которой данная система архетипов практически используется в именно в универсальном ключе.

Суть техники "Архетипический оракул" состоит в получении ответов на вопросы протагониста от четырех архетипических фигур с помощью психодраматического взаимодействия с каждой из них.

В мастерской "Уроки предательства", проведенной на второй Московской психодраматической конференции, техника "Архетипический оракул", была использована для работы с психологическими последствиями предательства, одной из самых тяжелых ран, которая может быть нанесена душе.

К типичным отрицательным последствиям пережитого предательства можно отнести следующие: отчаяние и боль; желание мести и гнев; беспомощность и бессилие; обесценивание всего сюжета разрушенных взаимоотношений, глубокое разочарование в них; отказ от важной части своей личной истории. Переживший предательство человек нередко склонен видеть только темную сторону жизни (вместо свойственных жизни полярности и многозначности). На смену разбитому идеализму приходит цинизм, называемый реализмом, отрицание важных прежде жизненных ценностей любви, дружбы, профессии.

В то же время, Дж. Хьюстон утверждает, что уроки предательства всегда содержат послание о том, что вещи шире, чем они казались. Предательство приводит нас к трагедии, которая требует нашего подъема на большую высоту. Оглядываясь на предательство, мы можем заметить, что оно дало нам необходимый "толчок", приглашающий нас оставить привязанности, установки и модели поведения, которым пришло время умирать. Оставить, чтобы можно было бы, обретя знание того, что мы не могли ассимилировать раньше, сознательное понимание случившегося, более глубокое и осмысленное восприятие жизни в целом, выстроить свой мир снова и идти дальше. А на основе понимания в последствии мы приходим к прощению и преображению.

 

2. Описание психодраматической техники "Архетипический оракул" для работы с темой предательства

Выбор темы предопределил специфическую структуру и последовательность действий директора. Иные терапевтические задачи требуют определенных модификаций данной техники.

В начале разогрева директор просит членов группы закрыть глаза и в ходе короткой медитации предлагает вспомнить те моменты своей жизни, когда они столкнулись с предательством, свои чувства которые были тогда и возникают сегодня при воспоминании об этих моментах. Каждый должен выбрать то предательство, которое нанесло действительно серьезную рану, оставило в душе наиболее глубокий травматический след.

Далее происходит разогрев в парах. В каждой паре, сначала один человек рассказывает второму историю о своем самом значимом предательстве, о том, что с ним действительно произошло, что предшествовало предательству, как он был ранен, как произошедшее повлияло на его последующую жизнь, о своих сегодняшних чувствах и переживаниях связанных с травматическим опытом предательства. Затем второй рассказывает свою историю первому.

Партнер рассказчика должен выслушать его историю из роли "Высшего свидетеля", то есть торжественно, спокойно, терпеливо и сочувственно внимать, при необходимости задавая лишь несколько вопросов на понимание. После рассказа "Высший свидетель" спрашивает рассказчика: "Каковы были последствия, хорошие и плохие, этого предательства в вашей жизни? Чего бы вы хотели в свете этого?"

После завершения разогрева в парах, те члены группы, которые хотели бы поработать с негативными психологическими последствиями травмы предательства, продвинуться к завершению процесса переработки этой травмы, совладать с оставшимися от пережитого опыта тяжелыми чувствами, заявляют о своем желании быть протагонистом. Здесь же кратко объясняется суть предлагаемой техники "Архетипического оракула".

Затем, социометрически или директором, среди них выбирается первый протагонист. Далее директор проводит фокусировку проблемы, выясняет содержание его актуальных переживаний, связанных с последствиями предательства (например, чувства мести, гнева, беспомощности, печали, отчаяния) и цели работы.

Еще перед началом разогрева в середину комнаты ставятся 4 стула. На каждом - по два цветных платка соответствующих каждому из четырех архетипических фигур. Для Короля - пурпурный и желтый (золотой), для Воина - красный и оранжевый, для Мага - черный и белый и для Влюбленного - голубой и розовый.

Прежде, чем приступить к психодраматической части работы, директор делает концептуальную вводную - кратко рассказывает протагонисту и группе о значении обращения к архетипическим фигурам для работы с последствиями травмы и, подходя поочередно к каждому стулу, описывает по-очереди основные характеристики и функции четырех архетипов. Соответствующие описания были составлены нами на основе материала упомянутой выше книги Мора и Жиллетта и не приводятся здесь, так как это не входит в задачи данной статьи.

После того как протагонист познакомился, таким образом, с четырьмя архетипическими фигурами, ему предлагается выбрать себе дубля и вспомогательных "Я" на каждую роль. Один из двух платков остается на стуле, другой платок протагонист набрасывает на участника группы, играющего соответствующую роль. Для введения вспомогательного "Я" в соответствующую роль, желательно также вручение ему протагонистом символических предметов, принадлежащих персонажу (корона короля, меч воина, остроконечная шляпа мага, гирлянда цветов влюбленного и.т.д.).

Пятый стул, который ставится поодаль, принадлежит той роли, с которой у протагониста незавершенные отношения, в данном случая - роли предателя, на этом стуле - платок определенного цвета. Для предателя мы предложили коричневый платок. Один из членов группы водится протагонистом и на эту роль, также с набрасыванием платка.

Директор предлагает протагонисту обратится к каждому из четырех архетипических фигур с одними и теми же вопросами:

- "что мне теперь делать со своими чувствами (перечисляются), которые все еще со мной?",

- "что означает для меня все то, что со мной произошло?"

- "как мне использовать то, что произошло со мной, свой травматический опыт для своего личностного развития и духовного роста?",

- "что мне делать дальше в своей жизни?".

Протагонисту предлагается выбрать фигуру, к которой он хотел бы обратится в первую очередь. Он задает ей свои вопросы, затем следует смена ролей и протагонист спонтанно из роли, например, короля, отвечает на эти вопросы. Возвратившись в свою роль, протагонист слышит ответ. Директор далее предлагает протагонисту попросить архетипическую фигуру подарить ему символ, метафорический образ, который поможет ему жить дальше и использовать пережитый негативный опыт для своего развития. Здесь директор соответственно инструктирует вспомогательное "Я", отвечая спонтанно из роли, дать свой ответ протагонисту в виде символа, образа, метафоры.

Спонтанный ответ архетипической фигуры может представлять собой метафорическое описание символического предмета (например, чаши) и его значения, явления (например, радуги), иного образа или картинки, которая возникает у вспомогательного "Я". Получив ответ, протагонист выбирает следующую фигуру.

Последовательность выбора фигур является для директора источником дополнительной информации, которая при необходимости обсуждается с протагонистом. Так, в последнюю очередь, как правило, выбирается архетипическая фигура, с энергией которой у протагониста наименьший контакт, а значит, в контакте с ее функциями он нуждается более всего.

После завершения взаимодействия со всеми 4 архетипичесими фигурами директор предлагает протогонисту медленно обойти один или несколько раз вокруг четырех фигур, стараясь вспомнить и еще раз прочувствовать услышанные послания. Цель этого действия - соединение в единое целое, внутренняя интеграция результатов взаимодействия. Эта молчаливая внутренняя работа предшествует последнему действию в рамках предлагаемой техники.

Директор предлагает протагонисту теперь сказать то, что здесь и сейчас спонтанно хочется сказать предавшему его. Это действие является символическим завершением процесса работы, а также и тестом на реальность. Последнее достигается благодаря обнаружению и осознаванию изменившегося внутреннего отношения к фигуре предавшего его значимого другого, чувства облегчения и освобождения от груза, которые здесь, как правило, переживаются. Мы не предлагаем здесь смены ролей, а лишь одностороннее сообщение, так как одна из терапевтических целей работы с переживанием опыта предательства - внутреннее дистанцирование и обретение иного, более широкого и глубокого контекста осмысления этого опыта. Это как бы сообщение предателю "с высоты" нового более широкого и глубокого контекста восприятия этого опыта.

Затем протагонист осуществляет деролинг и возвращается на свое место в группе. Щеринг может следовать сразу, или после завершения нескольких виньеток с разными протагонистами.

В течение всего процесса работы с каждым протагонистом очень важен торжественный стиль, задаваемый директором, психодраматическое действие должно происходить как осуществление некоторого значимого ритуала.

В заключении хочется отметить, что использование структурированной психодраматической техники "Архетипический оракул" дает значимые терапевтические результаты. Так, работа с помощью данной техники способствует более точной фокусировке актуальных проблем клиента, внутреннему завершению разрушенных отношений и выявлению возможных направлений последующей работы с ним. В ходе такой работы нередко возникают важные инсайты, переживается катарсис освобождения от груза мучительных чувств и мыслей, происходит изменение восприятия травматического события, обретается новый смысл случившегося. И, наконец, эта техника дает возможность целительного контакта с ресурсными состояниями, с архетипической энергией коллективного бессознательного.

Литература

 Robert Moore, Douglas Gillette. "King, Warrior, Magician, Lover: Rediscovering the Archetypes of Mature Masculine." HarperSanFrancisco. 1991

 

Jean Houston "The search for the beloved. Journeys in sacred psychology." Jeremy P. Tarcher, Inc. Los Angeles. 1987

 

Все, что вы думаете о других людях —это вы сами | Подробности... Все, что вы думаете о других людях —это вы сами 23.07.2017 Бывший брокер по недвижимости и мать троих детей, Байрон Кейти разработала метод "Работы" 28 лет назад (в 1986 году). Находясь в состоянии жуткой депрессии, гнева и в плену вредных привычек, она проснулась однажды утром и осознала: все страдания происходят от веры в наши собственные мысли.
Внутренний ребенок в кресле аналитика | Подробности... Внутренний ребенок в кресле аналитика 29.05.2017 Куда уходит детство?» - мы часто задаем себе этот, казалось бы, риторический вопрос. Но, детство не уходит. Оно всегда с нами. По мере взросления меняется тело, мысли, привычки, а наша детская часть души «прячется» среди взрослых дел и забот. Ребенок, которым мы были когда-то, превращается во Внутреннего Ребенка. Мы можем ощутить присутствие Внутреннего Ребенка, когда общаемся с детьми
Генограмма - история твоего Рода | Подробности... Генограмма - история твоего Рода 17.05.2017 Каждый из нас, хочет он того или нет, является потомком своего Рода, членом семьи своих предков, элементом собственной семейной системы. Принадлежность к семейной системе - один из очень важных и значимых ресурсов человека, повышающий успешность и эффективность его жизни.