СКАЗКА

                Жил-был жадный, алчный, самодовольный король с королевой, которая была ему «под стать», держал он при себе шута, дозволяя развлекать себя безобидными, для своей персоны, и обидными для «остальных» эскападами. Но, однажды шут перешёл границы «дозволенного» и высказал королю «всё» то, что он о нем думает, «что» думает и говорит о нём его «окружение», жена, родители, за его спиной, которые  его не уважают, презирают, считая  алкоголиком, мелочным скрягой, деспотом, жадюгой «ненасытной утробой» и, что даже птица-птаха, не имея ровным счётом «ничего», счастливее его и свободнее, а король же сковал себя цепями рабства к золоту и прочим «благам»  ,народ  считает  его  «невежественным  мерзавцем  и душегубом», и много других нелицеприятных вещей, от чего король  «потерял лицо», дар речи и скипетр с державой. Он не захотел верить шуту, поэтому переоделся в одежду простого горожанина и решил инкогнито  «выйти в люди», послушать «из первых уст» о своей персоне от самого народа.

           Придя на базар и увидев «каталу-напёрсточника», предлагающего «беспроигрышный вариант»  быстрого обогащения, король не смог удержаться от  игры  из-за собственной алчности и, достав монеты, поставил их «на кон». Там он провёл весь день, поочерёдно то выигрывая, то проигрывая, но в итоге, под конец, проиграл всё, что было у него с собой и на нём: шапку, одежду, обувь и прочие свои аксессуары «горожанина». Кроме того, в течении дня, со всех сторон король многократно слышал проклятия в свой адрес (короля) за жадность, жестокость, налоги, коими он обложил простых людей, чтобы сам мог жить, ни в чём себе не отказывая; и, хотя,  поначалу, придя на базар и сев играть, он  не очень  беспокоился, но, «под занавес», эти реплики, помноженные на полное «фиаско» в  «игре», подкосили его, и, придя обратно во дворец, он занемог и слёг в постель. И так королю стало тошно, что он даже взял в руки святое Писание, чего давно не делал и, прочитав несколько святых страниц, совсем заболел. Он лежал в своей постели, ни ел, ни пил, лекарства, прописанные лекарями, не помогали вовсе, так сильно было его потрясение от того, что он думал о самом себе, и что думали о его персоне «все остальные» (соответственно мнения были диаметрально противоположными). Перед глазами проносилась вся королевская жизнь, он отчётливо видел перед глазами картинки своего «бурного» прошлого и  настоящего, когда, «забавы ради», вновь переодевшись уже в какого-то вельможу, он, на пару с таким же «прожигателем жизни», каким-нибудь герцогом или своим министром, писал донос или кляузу, якобы от лица добропорядочных граждан на некую мадам D, обвиняя её в колдовстве, ереси, воровстве и тому подобному, что только придёт в голову, «на имя короля», то есть себя же. И, стоя рядом с домом очередной «жертвы» своих жестоких розыгрышей, самодовольно ухмылялся, потирая руки и глядя как скоры на расправу его подданные, которым только дай «распять», неважно кого. Король радовался, наблюдая как  выволакивают посреди ночи ни в чём не повинных людей, закидывают камнями и заковывают после всех этих мучений в кандалы и цепи. Сам же  король считал это проявлением своей  изощрённой стратегии, уверовав в то, что это держит людей «в тонусе», так как никто не знает, кто же будет следующим за этой «жертвой», в итоге люди следили и доносили друг на друга, сочиняли пасквили и предавали анафеме тех, с кем ещё вчера были добрыми друзьями и соседями, абсолютно не задумываясь о том, правильно ли они поступают и «чем» они ответят за это .Король считал себя великим политиком и стратегом , полагая, что знает, за какие «нити» дёргать ,чтобы удерживать власть и упивался ею.

                Лежа в «горячке», он вспомнил себя, совсем ещё юным, счастливым, свободным, имеющим, как ему тогда казалось, любимую девушку. Они оба хоть и были из знатных родов, но отнюдь не богаты. И именно это омрачало  их существование, т.к. они хотели пожениться и жить с «размахом», в роскоши, веселье и «имея»  власть. Но, т.к. «средств» не было, родственники с обеих сторон были против их союза. И  вот, однажды его любимая, придя к нему, предложила обратиться за магической помощью к Демону, чтобы тот помог им получить «желаемое». Поначалу он противился этой задумке, но молодость, желание роскоши и беззаботного существования, увещевания любимой, сделали своё дело – он согласился на «сделку», несмотря на то, что где-то в глубине души прекрасно осознавал, что эта сделка весьма себе сомнительна и,  разумеется, придётся чем-то заплатить, пусть и не сразу. Придя к Демону и высказав своё желание «стать королём», он осторожно поинтересовался: «А что взамен?», на что хитрый Демон отвечал: «Во все времена люди одинаковы, они всегда недолюбливали своих правителей, так что ты будешь не первый и не последний, кого не будет жаловать любовью собственный народ, но ты поднимешься так высоко от них, что ты вряд  ли об этом узнаешь, а если и узнаешь, то не будешь переживать по этому поводу: я вложу тебе вместо сердца – кусок золота, и  ты  всё в  своей жизни будешь воспринимать исключительно через «призму» золота и ничто не тронет твоё сердце. Но это будет продолжаться до тех пор, пока не найдётся смельчак, который скажет тебе правду в глаза и покажет тебе «твоё отражение в зеркале». Если это случится, сердце твоё вновь превратится в «человеческое» и ты в одночастье почувствуешь жестокую тоску, пустоту, отсутствие любви и ненависть всех тех, кто тебя окружает. Но, это мелочи, - продолжал демон, - масса людей живёт, не ведая этой самой любви, заботы и т.д., и ведь никто не умер, главное же для тебя – не слушать никого и не знать «правду» о себе, тогда всё будет «гладко и сладко». А если все же эта «неприятность» случиться, то, по договору со мной, твоя Душа отныне  и навечно будет принадлежать мне. И ты, как вечный жид  Агасфер, будешь вечно скитаться по Свету, всеми гонимый и ненавидимый. Но этого не случится, - ухмыляясь, добавил демон, – ибо ты не первый, кто обращается ко мне за «хорошей жизнью», все они остались довольны и никто из них не жаловался».

                И юноша, подначиваемый своей невестой, бубнившей ему на ухо о том, « как они будут счастливы  когда будут богаты и знамениты», немного подумав, согласился. Не прошло и  месяца после этого «соглашения», как у юноши  «вдруг» объявился (невесть откуда) старый и очень богатый  родственник  «королевских  кровей», который, умирая, завещал своё королевство ему. И началась, «веселая жизнь» у  новоиспечённых короля и королевы. Естественно, легко получив власть и роскошь, они начали деградировать, упиваясь своими  богатством, «всесильностью» и размахом, погрязая всё больше в разврате, разгуле и  теряя «человеческое» обличье. Король начал грабить и разорять соседние государства, свозя их богатства к себе, уничтожая непокорных, он не знал жалости, сомнений, сострадания и, естественно, Любви ни к кому. За жестокость его прозвали «король без сердца». Но ему было все равно, что о нем говорят и думают, вернее он даже не  задумывался об этом. Живя в безумной роскоши, король мог позволить себе «всё»: из дальних стран ему привозили диковинные вещи, тончайшие ткани, сладчайшие фрукты и ягоды, великолепные вина, редчайшие сокровища, красивейших наложниц и покорных рабов и «все то», что могло «усладить» взор и слух. Однажды ему подарили уродца – шута, который быстро вписался в жизнь дворца и без устали веселил короля и его свиту. Так  продолжалось до того дня, с которого я начала свою сказку, когда шут высказал королю всю «правду» о нём, «в глаза», и поднёс к нему зеркало, в котором отразилась безобразная «личина» короля, та, что он глубоко прятал внутри себя. Ну а дальше вы уже знаете. Так вот, «по договору» с Демоном, едва король узнал  и услышал о себе «всё», что о нём думают, услышал с  какой ненавистью его проклинают, в этот же миг его сердце превратилось в «человеческое» и, «заменившись», едва не разорвалось, а потом стало ныть и болеть. И навалилась на него такая Вселенская тоска и печаль, что никакие лекарства и врачеватели не смогли унять эту боль, ибо эта была боль всех тех, кого он унижал, убивал и грабил, всех, кому он причинял страдания. И вот теперь он, совсем один, лежал на своей роскошной кровати, в своём огромном замке, набитом несметными сокровищами и богатствами, всеми покинутый, презираемый и ненавидимый (даже своей женой и многочисленной свитой, так как теперь он был не опасен для них),ощущая страшную  Пустоту и Тьму, и медленно, мучительно умирал, с ужасом ожидая прихода Смерти, но, опять же, по соглашению с Демоном, умереть-то он не мог, а полностью переходил во «владение» к этому самому Демону, становясь его вечным рабом.

                С  тех пор прошло несколько сотен лет, а этот король так и бродит по Свету, гонимый и неприкаянный, вечный раб «своего» господина Демона, (у каждого он – «свой») один из многих  таких же «любителей красивой и легкой жизни», обречённых  на  Вечное Скитание в юдолях Печали и Тьмы, ибо Света  они  уже не увидят, т.к. свой  «выбор» они сделали не  в Его пользу. И так они и скитаются тысячелетиями  по Вселенной, напоминая о тщетности Бытия,  проходящих  человеческих «ценностях», мимолетности «земной» жизни и Вечности и незыблемости Небесного.

 

 

                                                                                                                                                             Мадлен