Тристан и Изольда

По картам: напасть, чёрная месса, наказание, вампир, страх.

 

Тристан и Изольда познакомились при странном стечении обстоятельств. Увидев друг друга на "Балу у Сатаны" - так называлось тайное празднование местных сектантов, их окутали невидимые чары, исходившего от костра чёрной мессы благовония, и они сразу же влюбились. Они почувствовали тягостную зависимость друг от друга и разрушающее духовное начало состояние. Тем не менее, всё, что с ними происходило, нравилось обоим не меньше, чем это возможно было себе представить. Секта "Чёрного Креста" уже не казалась им такой зловещей как раньше, а слияние с толпой таким опасным и пугающим. Их подсознанием завладел Искуситель. На этот раз сектанты "Чёрного Креста" занимались массовым приворотом неосмотрительных граждан, попавшихся на крючок легко и просто, для того, чтобы потом использовать их в своих целях. Они отбирали у новоиспеченных возлюбленных новорожденных детей и сжигали их в ритуальных кострах чёрной мессы, отдавая дань злым Богам. Изольда, будучи очень доверчивой и наивной девушкой, согласилась принять участие в празднике. Детство её проходило весьма уныло, и его нельзя было назвать счастливым.

У Изольды были отец, мать и сводный брат. Отец и брат никогда не любили Изольду и позволяли себе всячески над ней издеваться: то одно не так, то другое. Изольда уже не знала как себя вести, чтобы хоть как-то угодить неуёмным близким. А мать как будто бы ничего не замечала, или не хотела замечать. Со временем Изольда замкнулась в себе и перестала искать поддержку в своей семье. Она часто думала о самоубийстве, бродя по улицам старого города и задумчиво всматриваясь в пустые глаза прохожих, спешащих по своим делам, тщетно пыталась отыскать счастье в этом мире+ Такие картины стали всплывать в её замутненном подсознании уже под конец чёрной мессы. Вспомнились все старые обиды, неудачи, разочарования, и теперь, как ей казалось, единственным спасением был Тристан, которого она так сильно полюбила.

Но, пришло время расставаться. Ритуал подходил к концу и в нём догорали остатки бывших несчастий Изольды. Теперь будущее виделось ей весьма счастливым и неомрачённым старыми воспоминаниями. Когда все пары стали расходиться по домам, каждому участнику ритуала дали по библии "Чёрного Креста". Библия содержала в себе новые заветы, по которым и предстояло жить каждому из них. Придя домой, Изольда зажила по этим заветам, и с каждым днем становилась всё более отрешённой от внешнего мира. Она стала вести аскетический образ жизни: морила себя голодом, соблюдая всяческие посты; истязала своё тело самобичеванием так сильно и с таким рвением, что кровь текла по спине, а кусочки кожи оставались на семи хлыстах бечёвки

. Со временем её комната превратилась в монашескую обитель. В уголке горела свеча, а на тумбочке лежала прочитанная от корки до корки библия. Единственным украшением комнаты была картина, которую в знак любви ей подарил Тристан. На ней было изображено сердце, пронзенное двумя мечами и обвитое терновым венцом. Тристана и Изольду тянуло друг к другу всё больше и больше, и через девять месяцев на свет появился младенец. Возлюбленные никак не хотели отдавать его на растерзание сектантам и поэтому, чтобы спасти новорожденного они отдали его на воспитание бабушке, а сами решили укрыться в лесу. Если бы только могли они себе представить, какое испытание ждало их там+ Светила полная луна, где-то в глубине леса ухала сова, а на дальнем холме возвышался заброшенный замок. Тристан и Изольда пробирались сквозь еловые заросли ветвей.

Вдруг раздался резкий писк, и стайка летучих мышей разлетелась в разные стороны - это Тристан неаккуратным движением руки потревожил спящее семейство. Всё бы ничего и они продолжили бы свой путь дальше, но тут, откуда ни возьмись появился странного вида молодой человек: лицо его было бледным словно маска, чёрные одежды скрывали худощавое тело, а взор был печален и холоден. От всей его сущности веяло чем-то жутковато-могильным. Тип представился Лестатом, живущим в замке на холме. Тристан и Изольда тоже представились и рассказали ему о своих бедствиях. Лестат, недолго думая, пригласил их к себе на ночлег. Влюбленные сразу же согласились пойти с ним, потому что другого выбора у них не было.

Наутро Тристан и Изольда проснулись вампирами, и теперь они вынуждены вечно скитаться в поисках новой жертвы и крови. *** Долго ждала мать возвращения их в город, но так и не дождалась. Дочка Тристана и Изольды подрастала, и всё время спрашивала бабушку об отце с матерью. Та не знала, что ей ответить, и, не выдержав, сама отправилась на поиски. Долго шла она по тропинке, ведущей через лес в неизвестном направлении, пока не наткнулась на заброшенное кладбище. Возвращаться домой было уже слишком поздно, и, уставшая, присела она отдохнуть у одной из могил. Солнце клонилось к закату, и женщина, сама не заметив того, заснула.

Проснулась она уже поздней ночью, от странного звука, когда в небе светила полная луна, и увидела следующую картину: со скрежетом отодвинулось надгробие одной из могил, и из неё появился призрак в чёрных одеждах. Следом за этим зашевелилась соседняя могила и из призрачного тумана появилась ещё одна фигура. Одежды её развевались на ветру, а могильный холод исходил от каждого призрачного видения. Ошеломленная увиденным зрелищем, женщина вскинула руки и в страхе кинулась бежать прочь. Вслед ей смотрели безмолвные и холодные глаза Тристана и Изольды. С уважением, Горячкина Екатерина.

 

Тристан и Изольда