Пример 1

Женщина среднего возраста — Ольга — обратилась с вопросом: «В чем внутренняя причина моего заболевания?»

В ответ на свой вопрос она достала карту Инквизиция. Обсуждаемые нами ее возможные значения не вызывали у Ольги никаких внутренних откликов. Я и сама чувствовала, что что- то не ухватываю в толкованиях карты. Тогда я предложила Ольге представить карту в своем воображении. У нее уже был опыт работы с образами, и она легко «вошла» в картинку.

Далее привожу текст со слов Ольги.

«Я вошла в картинку. Подошла к главной героине и почувствовала себя ее ребенком, маленьким сыном, возрастом примерно около года. Очень разболелось плечо. Я, ребенок, мальчик, подошел к маме, схватился за ее юбку, чтобы не упасть, потому что я еще не умел уверенно стоять на ногах, только-только учился ходить. Я чувствовал очень сильный страх и опасность со всех сторон. Все люди вокруг были против моей мамы. Я чувствовал, как сильно я люблю маму. Я должен был се защитить, потому что больше за нее некому было вступиться. Я сделал шаг к столу, за которым сидели судьи, но он очень высокий. И чем ближе я подходил к столу, тем больше он становился, и тем меньше становился я. Меня охватило чувство бессилия, беспомощности, страха, что если я не спасу маму, то она умрет, потом умру и я. Очень сильное напряжение чувств. Я не могу защитить маму, я должен ее уберечь, но не могу. Постепенно напряжение чувств ослабло, картинка изменилась, ребенок подрос лет до пяти-шести. Опасность для матери тоже уменьшилась. При этом интенсивность боли в плече менялась, тело все время совершало некие движения».

После такого эмоционально напряженного переживания образа Ольга рассказала, что в период ее младенчества мать проходила через несколько судов, связанных с бракоразводным процессом, с попытками отца лишить ее материнства. Родители Ольги развелись на первом году жизни ребенка. Это было давно, и в те времена обязательным условием была еще, и публикация объявления о разводе в городской газете, дабы горожане были в курсе личной жизни земляков. Подобная публичность усугубляла и без того сильное внутреннее напряжение и чувство тотальной беззащитности и бессилия матери Ольги. Дочь, любя мать, неосознанно «переняла» часть ее чувств, и они, невыраженные и неосознанные, способствовали ее заболеваниям.